Как я родилась...

IMG_4757.JPG

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ “ИСТОКИ”, которую написала моя мама - Алла Семеновна Кипко.

Часть 3. Глава 3.

“Первый ребенок - Машенька        

«Вот наследие от Господа: дети; 
награда от Него – плод чрева»

Псалтирь 127:2-4 

            Господь благословил нас тем, что мы ожидали нашего первого ребенка. Радость у Леонида была неописуемая. Он готов был меня на руках носить, исполняя любое мое желание. Наша общая радость была омрачена тем, что наличие токсикоза ранней беременности, не позволило мне стать оперирующим офтальмологом. Но выбор был сделан не в пользу профессиональной карьеры, но в пользу семейной «карьеры» – хотя всегда мечтала оперирующим хирургом стать. Таким образом я стала амбулаторным офтальмологом. 

            Помню один момент, когда мама Леонида, зная, что мы ждем ребенка и о моем токсикозе, прислала нам посылку мандарин. В те времена страшного дефицита продовольствия, это было просто сокровищем. Время было удивительным, созидающим на всех уровнях нашей жизни. И казалось, что нашему безмятежному счастью не будет конца. Но плохие вести из дома о младших братьях резко поменяли настрой и мышление Леонида. Он принял решение, намного раньше срока моей практики, уехать домой. Это для меня было ударом. Мне так было здесь хорошо. Но подчиняясь решению мужа, мы возвращаемся в Алма-Aту, получив направление, теперь уже на самостоятельную работу в поселке Дружба, в сельскую участковую больницу, в качестве врача-офтальмолога и амбулаторного хирурга. Но прежде чем приступить к самостоятельной работе, мне предстояло родить нашего долгожданного, желанного первенца.

            До сих пор удивляюсь, как же быстро, умело, без всякой суеты, Леонид устраивал наш быт и решал все хозяйственные проблемы. В нашем жилище было очень уютно. Особенно мне нравилась большая спальня, с огромным окном на всю стену. Интересно то, что такой спальни мы не имели даже в Америке. И выстроил Леонид все сам своими руками, с большою любовью. Все было приготовлено для ребенка: и коляска, и белье, и пеленки, и распашонки. А главное, Леонид ждал сына, и только сына. 

            И вот, 25 мая 1975 года, на рассвете, утром рано совершилось великое чудо Божье, рождение нашего первенца, первой дочери – Марии. Нет тех слов, которые бы выразили мой восторг материнства. Забыты были все трудности беременности и родов, и только всепоглощающая радость материнства к доченьке Марии. Назвали так в честь и в память моей дорогой мамочки. Весь центр жизни переместился на нашу дочурку. Но не все было так гладко у Леонида. Он ожидал сына, и даже не допускал мысли, что родится девочка. Поэтому он находился в унынии, приходя ко мне в родильный дом, что сильно огорчало меня. Но все рассеялось с той минуты, как только Леонид в свою огромную ладонь взял доченьку, и она в этот момент открыла свои голубые глазки, а они-то папины. И он с восторгом закричал: «Она же моя, как на меня похожа»! И с этого момента, чувства отцовской любви, восторга и попечения изливались у него к своему первенцу – дочери Марии до последнего дня его жизни на земле. Дочь ему отвечала тем же. Рождение первой внучки и племянницы было принято с восторгом в родном доме Леонида. Родилась и росла в море любви наша Маняша (так называл ее только отец), радуя всех своей живостью, прекрасным развитием и ростом, а особенно взглядом, в котором свет, тепло, радость. Так и манил к себе каждого этот взгляд. И до сих пор радует этот взгляд ее мужа, детей, пациентов, и всех, кто попадает в ее радиус жизни. 

            Бабушка очень любила первую внучку и заботилась о ней до самозабвения. Через два месяца, к моему сожалению, мне нужно было выходить на мою первую самостоятельную работу по направлению в сельскую участковую больницу на должность амбулаторного хирурга и глазного врача. В моей жизни начался новый этап: серьезный, тяжелый, напряженный, но захватывающий все мое существо.”

Алла Кипко